Следственный комитет планирует с помощью телеуправляемых аппаратов провести подводный осмотр затонувшего рыболовного судна «Онега». В результате трагедии, которая произошла 28 декабря 2020 года, погибли 17 рыбаков. Как пояснили RT в Северо-западном управлении на транспорте СК, без исследования траулера следствие не сможет сделать выводы о причинах инцидента. По оценкам специалистов, операция обойдётся ведомствам в 25 млн рублей.

Стоимость — не менее 25 млн рублей: СКР добивается осмотра затонувшего судна «Онега» с помощью подводных аппаратов

Следственный комитет намерен провести обследование затонувшего в Баренцевом море рыболовного судна «Онега» с помощью телеуправляемых подводных аппаратов. Об этом сообщили RT в Северо-западном следственном управлении на транспорте СКР, расследующем дело о крушении траулера, в результате которого погибли 17 человек. По словам представителей ведомства, соответствующие ходатайства уже направлены в Морскую спасательную службу и Министерство транспорта, которое должно решить вопрос финансирования операции.

«В июне представители следственного комитета и Минтранса встретились на совещании, чтобы обсудить вопрос финансирования подводных исследований. Пока конкретного ответа от Минтранса мы не получили», — рассказали в пресс-службе следственного управления.

Тем не менее следователи рассчитывают, что в ближайшие два месяца вопрос всё же будет решён и власти выделят средства на проведение осмотра судна на месте его крушения. Исследование «Онеги» необходимо, чтобы следствие смогло установить причины трагедии.

«Следствие не рассматривает вариант того, что модель судна восстановят с помощью компьютерных технологий: технически траулер был переделан, и с точностью восстановить его виртуально невозможно», — добавили в следственном управлении.

Показания свидетелей

 

Рыболовное судно «Онега» затонуло рано утром 28 декабря. Как следует из отчёта Госморречнадзора, в тот день высота волн достигала трёх метров. Экипаж вытаскивал снасти с рыбой, когда судно накренилось на правый борт, но в исходное положение не вернулось. На палубу рыбцеха, а затем и в помещение, где находились каюты, хлынула вода. 

«В течение короткого промежутка времени судно затонуло и люди оказались в воде», — говорится в отчёте. 

Когда капитан отдал команду покинуть судно, лишь у двоих членов экипажа из 19 были при себе гидрокостюмы. Их позднее подобрали моряки другого рыболовного судна, которое получило сигнал бедствия и подошло к месту затопления «Онеги». Остальные 17 человек пока считаются пропавшими без вести.

После трагедии СК возбудил уголовное дело по статье ч.3 ст.263 УК РФ «Нарушение правил безопасности эксплуатации транспорта, повлекшее смерть двух и более лиц». 

У Елены Шевцовой на борту затонувшего судна находился 26-летний сын Юрий.

«Единственное, что даёт нам смысл жить, — это надежда добиться наказания за то, что произошло. Все родственники погибших хотят знать, что стало причиной затопления судна», — говорит Елена. 

Стоимость — не менее 25 млн рублей: СКР добивается осмотра затонувшего судна «Онега» с помощью подводных аппаратов

Однако пока, по словам Елены, обвиняемых в этом деле нет. Также до сих пор не сделаны судебно-судоводительская и техническая экспертизы, потому что без осмотра судна их невозможно провести. 

«Все знают, что судно было в неисправном состоянии, но по документам оно будто бы только с конвейера сошло! В прошлом году с августа по конец октября судно стояло в ремонте, потому что было технически неисправно. Я разговаривала с моряками, которые ходили на этом судне раньше, они рассказывали, что у траулера уже были серьёзные конструктивные изменения. Этих людей потом опрашивали как свидетелей в рамках следствия», — говорит Елена.

«Перед последним рейсом боцман и несколько матросов сошли с судна из-за его плохого технического состояния, — рассказывает Людмила Тимербаева, которая в этой трагедии тоже потеряла сына. — Поэтому мой сын попал на «Онегу» в последний момент: ему предложили подработать, и он заменил одного из тех, кто списался на берег».

Собеседница предоставила в распоряжение RT видео с борта «Онеги», снятое одним из моряков в последнем рейсе. На ролике, по её словам, видно, что на судне между рыбным цехом и палубой нет водонепроницаемой двери. Поэтому, по мнению женщины, судно ушло на дно в считанные минуты.

«Когда на палубу попала волна, то она сразу попала в жилые помещения, произошло более быстрое затопление. Если бы на судне были водонепроницаемые двери, то оно, возможно, продержалось бы на плаву не три минуты, а 20, и у людей было бы время спастись, надеть гидрокостюмы», — считает мать погибшего матроса. Женщина говорит, что это видео также передано в СК как доказательство того, что на судне нарушались правила безопасности.

 

25 миллионов за осмотр

 

Сейчас по делу о крушении «Онеги» потерпевшими признаны 17 человек — родственники погибших. Они писали обращения в Администрацию президента РФ, правительство, МЧС, Министерство транспорта и Генеральную прокуратуру с просьбой организовать подъём «Онеги. 

Однако, по мнению специалистов, поднять судно фактически невозможно. Только осмотр траулера на дне будет стоить не менее 25 млн рублей. 

«Из-за большой глубины к «Онеге» не смогут спуститься водолазы, исследовать судно можно только с помощью телеуправляемых необитаемых подводных аппаратов (ТНПА)», — поясняет RT помощник руководителя по связям со СМИ Морской спасательной службы Андрей Малов.

По его словам, для доставки аппаратов на место крушения нужно специализированное судно, но в данный момент оно занято на другом проекте в Балтийском море.

«Спецсудно, которое перевозит ТНПА, потребляет в сутки около 20 тонн дизельного топлива, то есть один день его работы стоит около миллиона рублей. Приход судна из Балтики в Мурманск займёт примерно 10 суток, ещё трое суток судно будет идти к району крушения «Онеги». Неясно, сколько времени займёт сам поиск судна на дне, — пояснили в Морспасслужбе. — Мы знаем только примерный район, где затонуло судно, и что сейчас оно лежит на глубине около 130 метров».

Что касается подъёма судна, то об этом можно будет говорить только после его осмотра, считают в Морспасслужбе. При этом в ведомстве уже сейчас уверенно заявляют, что поднять «Онегу» с глубины 130 метров почти нереально — в истории гражданского судоподъёма корабли с такой глубины не поднимали. 

Родные рыбаков всё-таки надеются, что останки кого-то из погибших смогут поднять со дна. Пока же у семей нет места, куда они могут прийти, чтобы почтить память своих погибших мужей, братьев и сыновей.

Сейчас Людмила Тимербаева вместе с другими семьями добивается того, чтобы в Мурманске установили плиту с именами погибших на «Онеге» моряков. Сейчас они записаны только в книге, которая хранится в музее на территории мемориала «Морякам, погибшим в мирное время».

«Сначала в администрации города нам предлагали поставить памятник без указания имён. Но после того, как мы обсудили проблему с представителями администрации, появилась надежда на то, что на территории мемориала поставят табличку с именами наших родных, — говорит Тимербаева. — Мы хотим, чтобы эта трагедия запомнилась людям, чтобы старший комсостав, капитаны, судовладельцы знали, что они ответственны за свои экипажи, чтобы такие ошибки больше не повторялись».

26 июня их семьи выйдут в Кольский залив, чтобы бросить в воду венки в память о рыбаках. 28 июня исполнится ровно полгода со дня трагедии — тогда 17 пропавших без вести рыбаков официально признают погибшими.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь