Сам факт проведения чемпионата Европы-2020 в пандемию коронавируса — уже большой успех. Об этом в интервью RT заявил глава оргкомитета российской части турнира Алексей Сорокин. По его словам, в Санкт-Петербурге по сравнению с другими городами — хозяевами первенства сложились наиболее благоприятные условия. Также функционер рассказал о возможной процедуре возврата билетов на матчи, признался, что рассчитывает на заполняемость стадиона в Северной столице более чем на 50%, и поделился ожиданиями от проведения в городе финала Лиги чемпионов в 2022-м.

«Счастье, что турнир вообще состоится»: Сорокин — о проведении Евро-2020, возврате билетов и заполняемости трибун

«В России из всех стран — хозяек Евро-2020 сложилась наиболее благоприятная ситуация»

— Сейчас вы готовитесь к визиту делегатов УЕФА в Санкт-Петербург. В напряжённом графике остаётся время на то, чтобы посмотреть футбол?

— Да. Само качество игры не претерпело сильных изменений, но осознание того, что стадионы в лучшем случае не заполнены и наполовину, давит. Представляю, как это влияет на футболистов. Мы уже слышали жалобы, что на пустых аренах играется не так хорошо. В этом плане в России ещё созданы благоприятные условия.

— Сам факт того, что из-за пандемии коронавируса приходится перекраивать календари проведения турниров, довлеет над чиновниками УЕФА?

— Довлеет — не совсем верное слово. Скорее заставляет больше работать и искать вынужденные форматы. Это действительно серьёзный труд. В течение нескольких месяцев департамент УЕФА по проведению соревнований практически не вылезал с работы, поскольку перед ним стояла непосильная задача: найти компромисс между соблюдением всех норм, сохранением здоровья и необходимостью следовать календарю турниров. Часть матчей оказались утрачены. Встал вопрос о компенсации в адрес вещателей. К счастью, общая конфигурация соревнований сохранилась. Думаю, в этом году мы увидим плавный возврат к нормальному режиму.

— Лишний год для устранения организационных шероховатостей любому делу должен пойти на благо. С Евро-2020, перенесённым на 2021-й, ситуация обстоит именно так?

— Здесь скорее следует говорить не о плюсах и минусах, а о вынужденных мерах. Учитывая сложившуюся прошлым летом ситуацию, турнир просто не мог быть проведён в изначально оговорённые сроки в хоть сколько-нибудь приемлемом формате. Кстати, хорошо, что название первенства не стали менять. Таким образом, получилось сохранить его связь с первым в истории чемпионатом Европы, прошедшим в 1960-м.

Нам этот год дал возможность переосмыслить некоторые моменты. Большая часть размышлений касалась того, как провести турнир в наиболее полноценном виде в сложившихся условиях. При этом в России из всех стран — хозяек соревнований сложилась наиболее благоприятная ситуация. Наши коллеги на сегодняшний день не могут похвастать постепенной нормализацией и снятием ограничений. Мы проводим совещания, и во многих городах есть проблемы: где-то введён полный локдаун, где-то — частичный. Где-то вообще не работают никакие заведения. Если бы Евро-2020 проходил прямо сейчас, там возникли бы сложности с приёмом болельщиков. Поэтому страны попросили перенести принятие решения о предельной численности на апрель, поскольку в марте для многих разговор с властями получился бы затруднительным.         

— С декабря, когда состоялось заседание круглого стола с участием властей Санкт-Петербурга, представителей УЕФА и оргкомитета, что-нибудь принципиально изменилось?

— На сегодняшний день число заболевших коронавирусом снизилось как в Москве, так и в Санкт-Петербурге. Видимо, играют роль и вакцинация, и увеличение численности обладателей антител. Всё меняется каждый день, но приятно, что к лучшему. Сегодня мы бы просили власти разрешить проведение матчей Евро-2020 в Санкт-Петербурге при заполняемости стадиона более 50%. По крайней мере, мы к этому стремимся. К счастью, УЕФА будет принимать решение по каждому городу в отдельности с учётом обстановки.

— Вынося вердикт, УЕФА рассмотрит положительный опыт России в целом и Санкт-Петербурга в частности в проведении ЧМ-2018?

— В этом плане мы являемся для УЕФА надёжным партнёром. Они понимают, что у нас сложилась опытная команда, знают, как слаженно действуют город, стадион и оргкомитет. Все вместе мы уже провели в Санкт-Петербурге много матчей высокого международного уровня. Просто не представляем никаких проблем для УЕФА. Надеюсь, визит делегатов это в очередной раз продемонстрирует.    

— Если болельщики не будут допущены на стадион или их количество окажется ограничено, как организаторы собираются распределять купленные билеты?

— Говорить об этом рано. Возвращать деньги за билеты — плохой вариант как для нас, так и для УЕФА. Каким будет механизм возврата, пока не знаем. Логика подсказывает, что, скорее всего, придётся организовать лотерею. Ранее УЕФА обозначил дедлайн (26 января), до которого люди могли добровольно сдать квитки. Но мало кто пошёл на такой шаг. Российские болельщики проявили особенное упорство в желании посетить матчи Евро-2020. Возвращение билетов станет вынужденной мерой, которая будет сопровождаться извинениями. К сожалению, здесь ничего не поделаешь, все внутренне готовы к такому развитию событий. Счастье, что турнир вообще состоится.       

— Санкт-Петербург в летний период был одним из самых уязвимых городов страны с точки зрения коронавируса. Как в связи с этим могут быть ужесточены меры?

— Они уже прорабатываются, более того, в УЕФА действует рамочный регламент под названием Return to play. Это регламент проведения матчей под эгидой организации в период пандемии COVID-19. Там расписано всё до мельчайших деталей: социальная дистанция, максимальная изоляция команд, стремление обезопасить болельщиков. Претерпит ли он изменения в сторону послаблений, мы пока не знаем, но надеемся на это, тем более социальная дистанция в разных странах различается от метра до двух. Поэтому данный регламент следует рассматривать в привязке к местному законодательству.     

— На многих крупных турнирах организовывают «пузыри», чтобы обезопасить спортсменов, специалистов, арбитров и персонал. Существует ли на бумаге проект, предусматривающий подобное развитие событий на Евро-2020, или это исключено?

— Сценарий проведения матчей без зрителей, конечно, тоже рассматривается. Все особенности турнира в таком формате прописаны. Но говорить об этом даже не хочется. Они, честно говоря, вызывают у нас ужас. При этом организовать чемпионат без болельщиков проще простого. Но мы стремимся подарить всем глобальный и яркий праздник и сделать так, чтобы в нём приняли участие максимальное количество людей, если это не создаст угрозу их здоровью.  

 

«Нельзя относиться к финалу ЛЧ как к пятому матчу чемпионата Европы»

 

— Как обстоят дела с финалом Лиги чемпионов в 2022-м? О нём уже задумывались?

— Мы не только думаем о нём, но уже проводим совещания с коллегами из УЕФА, ответственными за данное мероприятие. Начали работу в плане взаимодействия с гостиницами, возведения временной инфраструктуры. Это особый матч со сложившимися практиками организации, который отличается как от полуфинала ЧМ, так и от четвертьфинала Евро. Нельзя относиться к финалу ЛЧ как к пятому матчу чемпионата Европы, перенесённому на год. Есть много интересных деталей.

— Вы уже придумали, как организовать встречу так, чтобы она запомнилась болельщикам на всю жизнь, как это было с московским финалом ЛЧ в 2008-м?

— В самой чаше арены всё более-менее предсказуемо, хотя некоторые особенности могут быть. Удивить можно разве что происходящим за пределами стадиона в городе: культурной программой, необычными мероприятиями. К слову, мы готовим обширную культурную программу и к Евро. Надеемся, границы откроют и Санкт-Петербург посетят болельщики из других стран. Наш город сам по себе замечательный и предлагает необъятные возможности для досуга, особенно летом. Всё это будет использовано на 100%.

— Провокационный вопрос: кого бы вы сами хотели увидеть в этом финале с точки зрения поведения болельщиков?

— Я как член совета ФИФА ответить на него не могу. Чем веселее, тем лучше. Все болельщики европейских топ-клубов обычно ведут себя запоминающимся образом. К слову, в плане безопасности финал ЛЧ отличается от других матчей в положительную сторону. Серьёзных сложностей и трений, как правило, не возникает.   

«В футболе разбираются абсолютно все. Каждый считает, что вправе давать советы тренерам и сотрудникам РФС»

 

— Вам в последнее время всё чаще приходится отвечать на вопросы, которые имеют отношение не столько к футболу, сколько к политике. Скажите откровенно, не надоедает доказывать, что у нас в стране всё не так плохо?

— Даже намёки на подобные разговоры прекратились после ЧМ-2018. Откровенно говоря, ничего подобного не встречал. Все люди, сопряжённые с футболом, понимают, что иногда происходят отдельные негативные ситуации, связанные, например, с фанатами. Но все знают, что в России они не носят системный характер, и никаких косых взглядов я не ловлю. Мы не чувствуем себя недостаточно привилегированным членом футбольного сообщества.  

— Вы в последние годы набрались опыта в организации ключевых турниров. Понимания, в какую сторону стоит двигаться, чтобы изменить российский клубный футбол, стало больше?

— В стране в футболе разбираются абсолютно все. Каждый считает, что вправе давать советы тренерам и сотрудникам РФС. На мой взгляд, в настоящий момент в российском футболе делается достаточно, общий тренд позитивный. У нас объективно всё неплохо с финансированием. В контексте организации матчей мы выжимаем максимум в условиях пандемии коронавируса. Можно ли было сделать лучше? Вероятно. Могли ли наши клубы лучше сыграть в еврокубках? Наверное, да. Но каждую ситуацию нужно рассматривать в отдельности. В футболе, как на фондовом рынке, есть место колебаниям, и вслед за спадом всегда идёт подъём. Ни одна сборная мира не штампует победы. В целом хочется посоветовать «доброжелателям» побольше позитива и спросить у себя, что они сделали для того, чтобы футбол стал лучше.

В российском футболе много сильных вратарей. Опытным Игорю Акинфееву, Антону Шунину и Сослану Джанаеву уже готовы составить…

— Представляете вариант, при котором вам предложат войти в руководство РПЛ?

— Не люблю отвечать на вопросы в сослагательном наклонении. Предложат — будем думать. Пока таких предложений не поступало. Более того, в руководстве РПЛ всё стабильно. Но, откровенно говоря, не моя задача оценивать работу лиги и РФС. Каждый болельщик может сделать это самостоятельно. Моя задача — сделать так, чтобы максимально позитивно была оценена работа оргкомитета Евро-2020 как внутри страны, так и за её пределами. 

— Парадокс, но стадион Сергея Галицкого в Краснодаре окупает себя с лихвой, а в некоторых городах, принимавших ЧМ, напротив, клубы испытывают проблемы с наследием турнира, так как расходы слишком велики. Как быть в этой ситуации?

— Здесь тоже нужно рассматривать каждую ситуацию в отдельности. Существуют естественные процессы, которые нельзя искусственно запустить. Если где-то футбол просел, конечно, наследие ЧМ будет использоваться в меньшей степени. Там нужно оказывать содействие клубам и местным федерациям. В других городах происходит обратная ситуация. Не построить стадионы к мундиалю было нельзя. Теперь дело каждого региона — уделять внимание футболу и заполняемости арен иными мероприятиями. Не скрою, что я выступал за централизованное управление данными объектами, но победила другая концепция. Мне кажется, это была не такая плохая идея, по крайней мере её можно было осмыслить. Речь не о полной централизации, а о неких программах, распространённых на все объекты, например, в рамках организации концертов. Это послужило бы их более гармоничному использованию.

— Совсем скоро возобновится сезон РПЛ, матчи которого пройдут с болельщиками. Насколько это важно для России и футбола в целом?

— Конечно, это большой плюс. Здорово, что мы смогли найти баланс между продолжением чемпионата и допуском людей на трибуны. Надеюсь, их число будет только увеличиваться.

— Российский опыт могут перенять другие страны?

— Каждая страна должна определяться сама. Речь об уникальном опыте здесь не идёт, скорее, о допустимых пределах, об оценке всех рисков и соблюдении баланса между сутью соревнования и безопасностью граждан. Диалог между футбольными властями и полномочными органами в России привёл к обнаружению золотой середины.    

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь