19 августа 1991 года было официально объявлено о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР — особого органа, члены которого попытались принять на себя всю полноту власти в Советском Союзе. Это событие стало кульминацией политического кризиса, охватившего страну. Члены ГКЧП декларативно пытались сохранить СССР в неизменном виде, предотвратив процесс его реорганизации. Однако их попытка не увенчалась успехом. Они были отстранены от власти, а в декабре Советский Союз прекратил своё существование. RT поговорил с политиками и общественными деятелями о причинах создания ГКЧП и его поражения.

«Попытка взять власть дрожащими руками»: российские политики — о действиях ГКЧП в августе 1991 года

20 августа 1991 года должен был начаться процесс подписания нового Союзного договора, призванного радикально реформировать СССР и найти выход из масштабного социально-политического кризиса, охватившего страну. Однако ряд руководителей Союза полагали, что новое соглашение приведёт к окончательному развалу государства. 18 августа 1991 года делегация противников Союзного договора во главе с вице-президентом СССР Геннадием Янаевым посетили президента страны Михаила Горбачёва в его резиденции в Форосе. Главу Советского Союза пытались убедить приостановить подписание договора и ввести в стране чрезвычайное положение. Но Горбачёв, согласно официальной версии событий, отказался поддерживать этот шаг.

Вернувшись в Москву, Янаев подписал указ о возложении на себя полномочий президента СССР. 19 августа 1991 было официально объявлено о введении чрезвычайного положения и создании ГКЧП, в состав которого помимо Янаева вошли премьер-министр СССР Валентин Павлов, министры обороны и внутренних дел Дмитрий Язов и Борис Пуго, председатель КГБ Владимир Крючков, первый зампред Совета обороны СССР Олег Бакланов, председатель Крестьянского союза СССР Василий Стародубцев и президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР Александр Тизяков. Горбачёв был блокирован силовиками в Форосе, в Москву и ряд других крупных городов ввели войска.

«Попытка взять власть дрожащими руками»: российские политики — о действиях ГКЧП в августе 1991 года

Президент РСФСР Борис Ельцин отказался подчиняться ГКЧП. В Москве начались митинги протеста против деятельности Государственного комитета по чрезвычайному положению. В ночь на 21 августа в ходе столкновений с войсками погибли трое протестующих. Вскоре Янаев подписал приказ о роспуске комитета и отмене его решений. 22 августа в Москву вернулся Горбачёв. Два дня спустя он объявил о сложении с себя полномочий генерального секретаря ЦК КПСС. 8 декабря 1991 года было подписано соглашение о прекращении существования СССР.

О причинах создания ГКЧП и провала попыток членов комитета взять власть в свои руки, а также о роли событий августа 1991 года в отечественной истории RT побеседовал с российскими политиками и общественными деятелями.

30 лет назад состоялся референдум о судьбе Советского Союза. Большинство его участников поддержали идею сохранения СССР как единого…

Председатель наблюдательного совета госкорпорации «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» Сергей Степашин, в 1991 году — член Верховного Совета РСФСР:

— Я возглавлял государственную комиссию по расследованию деятельности КГБ в ГКЧП, кое-что знаю не понаслышке. Что касается причин создания ГКЧП, то их я выделяю две. Во-первых, часть членов ГКЧП, таких как Бакланов, Пуго, Язов, действительно переживали за страну, видели, что СССР трещит по швам, ну и рассчитывали через ГКЧП спасти страну. У другой части членов ГКЧП, прежде всего у Крючкова и Павлова, был другой очевидный мотив. Они прослушивали переговоры Горбачёва с Ельциным и Назарбаевым в преддверии Новоогарёвского соглашения, я сам эти документы видел. Там было напрямую сказано, что ни Крючкова, ни Язова, ни Павлова во власти больше не будет. Они прекрасно понимали, что если они не выступят, то их карьера закончится. Что касается Янаева, то он присоединился в последний момент. Человеком он был слабым и нерешительным.

Первым о непризнании ГКЧП заявил президиум Верховного Совета вместе с Хасбулатовым, потом уже подъехал Борис Николаевич. Кстати, очень странно, что его не арестовали.

Сами участники ГКЧП оказались слабаками. И было очевидно, что силовики со своим народом воевать не будут. Язов сам дал команду вывести войска из Москвы, а часть войск, например, десантники генерала Лебедя, вообще встала на охрану Белого дома. ГКЧП шёл к народу ни с чем. Было непонятно, что они предлагали для спасения страны, кроме риторики. Также никто не рассчитывал, что вся Москва поднимется против путча. Люди устали бояться, это было удивительное время. Люди почувствовали свободу, поняли, что их слышат. Были свободные, честные, прямые выборы, без всяких денег и накладок. Народ раскрылся. На мой взгляд, февраль 1917-го и август 1991 года похожи один в один. Бескровно, благодаря народным массам. Верхи не могли, а низы не хотели.

ГКЧП сыграл самую негативную роль. Если бы не ГКЧП, то 20 числа было бы подписано союзное соглашение. Мы бы сохранили единый банк, единую валюту, единое экономическое пространство и единую армию. Да, это была бы другая страна, но она по крайней мере была бы в границах СССР и почти 30 млн русских не оказались бы за границей, лишённые своих прав.

«Попытка взять власть дрожащими руками»: российские политики — о действиях ГКЧП в августе 1991 года

Председатель Центрального комитета КПРФ, депутат Государственной думы Геннадий Зюганов, в 1991 году — секретарь ЦК КП РСФСР:

— Создание ГКЧП было вызвано тремя главными причинами. Первая — острый социально-экономический кризис, возникший в стране и уже тогда поставивший её на грань катастрофы. Но, вопреки утверждениям антисоветской пропаганды, этот кризис был порождён не самой советской системой, не социализмом. Он был порождён грубым попранием советских принципов и резким отступлением от социализма. Стремительным внедрением в жизнь криминально-капиталистических законов. Вторая причина появления ГКЧП — в том, что Горбачёв, который за полтора года до августа 91-го стал президентом СССР, на словах признавая кризисные процессы и необходимость им противостоять, на деле был не в состоянии реализовывать конструктивную и последовательную политику. Он отдал инициативу в руки откровенных разрушителей — ультралиберальной команды Ельцина, нацеленной на демонтаж единого государства и полное подчинение западному политическому и экономическому диктату.

30 лет назад, 19 августа 1991 года, в Советском Союзе была предпринята попытка государственного переворота, вошедшая в историю как…

Но на момент создания ГКЧП Горбачёв ещё не проявил себя как прямой и сознательный соучастник разрушения. Он выглядел как слабый и запутавшийся политик, готовый согласиться с тем, что миссию спасения страны, непосильную для него, возьмут на себя другие. И третья причина — необходимость соблюдать закон и действовать в соответствии с волей народа. 17 марта 1991 года состоялся общесоюзный референдум, на котором гражданам был задан вопрос: поддерживают ли они сохранение СССР в существующих границах как государства социализма и народовластия. И на этом референдуме за социализм и нерушимость советских границ высказались 113 млн человек — 76% от принявших участие в голосовании. Через четыре дня после того, как оно состоялось, Верховный Совет СССР принял постановление, в котором было сказано: воля, высказанная гражданами, является высшей волей.

Но те, кого не устраивала воля народа, решили переступить через неё. Несмотря на решение Верховного Совета, либеральные деятели при попустительстве Горбачёва принялись поспешно стряпать договор «О Союзе Суверенных Республик». Вопреки тому, за что высказалось большинство советских граждан, принятие такого договора должно было означать отказ от социализма и фактическую ликвидацию единого государства. Реализовывалась не политика сторонников Союза, за которую высказался народ, а противозаконный план Ельцина и его камарильи. ГКЧП объявил о возвращении к политике, соответствующей тому, за что граждане высказались на мартовском референдуме. Правомерными и абсолютно законными были именно действия ГКЧП, а не тех, кто обвинил его участников в нарушении закона.

В провале попытки ГКЧП взять власть в свои руки сыграли роль два основных фактора. Первый — откровенно предательская позиция Горбачёва, который солидаризировался с теми, кто игнорировал абсолютную правовую обоснованность действий ГКЧП. Второй фактор, предопределивший поражение ГКЧП, — реакция самих его участников на то, как в итоге повёл себя Горбачёв. Они не учли вариант, при котором тот пойдёт против них. Когда так случилось, они были ошеломлены, растеряны, дезориентированы. И проявили губительную в подобных случаях нерешительность. Не смогли действовать последовательно и жёстко. Их нерешительность передалась тем, кто должен был выполнять антикризисный план ГКЧП, — государственному аппарату и силовым структурам. Она передалась и народу. А команда Ельцина в ответ действовала нагло, напористо и стремительно. Увы, слабых бьют — даже тогда, когда правда на их стороне.

Лично я уверен: Горбачёв был заранее осведомлён о планах организаторов ГКЧП и на словах дал им добро, подтолкнув тем самым к официальному объявлению о создании Комитета. После чего использовал его как повод объявить путчистами и врагами тех представителей верхнего эшелона власти, которые искренне стремились к спасению СССР и сохранению социализма. Он фактически повёл себя как провокатор.

«Попытка взять власть дрожащими руками»: российские политики — о действиях ГКЧП в августе 1991 года

Депутат Московской городской думы Сергей Митрохин, в прошлом — депутат Государственной думы РФ от партии «Яблоко»:

— Причиной создания ГКЧП была реакция наиболее консервативных руководителей партии и государственных руководителей на действия демократической общественности и на все те процессы перемен, которые происходили в СССР. Это была попытка обратить время вспять, но она была обречена на провал.

Самая главная причина провала переворота заключалась в том, что ГКЧП никто не поддерживал. Какая-то поддержка в определённых слоях общества, наверное, была, но она была молчаливой. Те люди, которые поддерживали ГКЧП, в силу своих советских привычек были совершенно не готовы к публичным действиям.

Кроме того, это была чисто организационная несостоятельность. Люди, которые привыкли управлять страной в бюрократическом режиме, когда всё заранее известно, не могли действовать в чрезвычайной ситуации. В этом смысле они были бесконечно далеки от своих идеологических предшественников — большевиков. Они не смогли предложить ничего внятного, кроме того, чтобы остановить то, что происходит. Выключить как телевизор. Они не предложили никакой программы. Они преувеличили свои возможности.

У противников ГКЧП была массовая поддержка, особенно в Москве. Противники действовали весьма неуклюже, но оперативно. Главной силой демократов и сторонников Ельцина было то, что ГКЧП был не в состоянии ничего сделать, не контролировал ничего, в том числе и армию. ГКЧП показал, что политика, устремлённая в прошлое, обречена на провал. Это был урок. ГКЧП вбил последние гвозди в гроб советского государства. Если бы не ГКЧП, то СССР в каком-то обновлённом варианте можно было бы сохранить.

«Попытка взять власть дрожащими руками»: российские политики — о действиях ГКЧП в августе 1991 года

Бывший председатель Госдумы Иван Рыбкин, в 1991 году — народный депутат РСФСР:

— Это была попытка взять власть дрожащими руками. Это было очень хорошо видно на пресс-конференции. Сейчас многие склонны говорить, что ГКЧП решил судьбу Союза. В республиках СССР и так росло национальное самосознание, порой принимавшее уродливые формы. А шаги, предпринятые членами ГКЧП, только добавили воинствующему национализму сил. Что получилось в итоге, мы знаем.

Первый генеральный прокурор РФ Валентин Степанков, сейчас — доцент кафедры адвокатуры МГИМО:

— В ГКЧП вошли те лица, которые не были согласны с Горбачёвым по вопросам гласности, по вопросам распространения демократических институтов в стране. Они не разделяли его экономическую политику, более того, они считали, что он проявляет нерешительность и непоследовательность и что порядок можно навести только жёсткой рукой. Люди, которые объединились в ГКЧП, думали о том, что порядок в стране надо наводить силовыми методами. Боясь потерять свои полномочия, они объединились в ГКЧП, перейдя от законной деятельности в рамках съезда Верховного Совета, президиума ЦК, к заговору. Действия, которые они вырабатывали, были за рамками уголовного закона.

Члены ГКЧП неправильно оценивали атмосферу в стране, желание людей. Абсолютное большинство москвичей было против того, чтобы в мирный город вводили танки. Создание неконституционного органа и объединение в нём непопулярных политиков заставило людей всколыхнуться. Военные, сотрудники «Альфы», внутренних войск отказались выполнять незаконные приказы.

При расследовании уголовного дела мы не нашли никаких документов, посвящённых развитию страны, никаких альтернатив союзному договору или поправок к Конституции. Были разработаны популистские меры на первые дни — и больше ничего. Имела место боязнь расстаться со своими должностями. Дальнейшие шаги этих людей были направлены на то, чтобы попытаться придать своим действиям видимость попытки спасти СССР. На деле же ГКЧП стал ударом в спину Союзу, который привёл к его окончательному распаду.

«Попытка взять власть дрожащими руками»: российские политики — о действиях ГКЧП в августе 1991 года

Писатель Александр Проханов, в 1991 году — главный редактор газеты «День»:

— ГКЧП был детищем Горбачёва, это последняя фаза спецоперации, именуемой перестройкой и обеспечивающей полное сокрушение и уничтожение всех символов, смыслов, всех кодов советской цивилизации. К августу 1991 года от СССР остались одни только висящие в воздухе контуры, требовался только удар ногой, чтобы всё рассыпалось и разрушилось. Для этого был придуман ГКЧП. Его глубинной целью была передача полномочий от союзного центра к региональным центрам, передача полномочий от Горбачёва к Ельцину. Такая передача была возможна только в условиях конституционного вакуума. И он был создан в эти четыре дня. Ельцин перехватил полномочия, а Горбачёв, вернувшись в Москву, не потребовал их ему вернуть, он слова об этом не сказал. В этом и был смысл ГКЧП.

Все члены ГКЧП были использованы втёмную, кроме Крючкова. Он сам был частью этого процесса. КГБ в его лице способствовал уничтожению СССР как империи. Остальные лидеры, я почти всех знал, они были искренними советскими людьми, они хотели удержать Советский Союз от распада. Они хотели вернуть стране управляемость, разрушить этот либеральный хаос, остановить либеральную революцию, заморозив страну.

30 лет назад был подписан протокол об официальном прекращении действия Варшавского договора, предусматривавшего создание…

Журналист Владимир Познер:

— Причиной создания ГКЧП было недовольство партийного руководства политикой Горбачёва, «перестройкой» прежде всего. А народ был против них, особенно в Москве. В тот момент люди поддерживали Ельцина и ни о каком возврате к старой советской системе не мечтали никогда. Что касается других городов, они никакой роли не сыграли.

Члены ГКЧП думали, что они представляют и армию, и КГБ, и государство, они сочли, что Ельцин им не противник. Но люди были готовы умирать. Они пришли туда (в центр Москвы. — RT), потому что там были танки. Был народный подъём, народ горел желанием жить по-другому, и эта атмосфера чувствовалась очень сильно. Горбачёв после этого пользовался меньшим уважением и меньшей поддержкой. Если бы он вёл себя иначе, если бы он осудил ГКЧП, поблагодарил Ельцина, может быть, всё было бы по-другому. Мне кажется, что вся эта история очень ослабила Горбачёва и придала силы Ельцину.

Председатель Либерально-демократической партии России Владимир Жириновский:

— Путч — это попытка свергнуть государственную верховную власть путём использования вооружённых сил. Обязательно есть жертвы и обязательно вводятся войска. Они входят с автоматами, около правительственных зданий идёт арест всех тех, кто занимает высокие посты. ГКЧП нельзя считать путчем, ибо вся власть, у кого была до 19 августа, она у них и осталась. Никто из высшего руководства страны не был арестован. Это было введение чрезвычайного положения в соответствии с законом. Государственный комитет был создан, был закон о чрезвычайном положении, и там был заложен такой орган. Все, кто называют августовские события путчем, это малограмотные люди. Эти люди идут на поводу у западной пропаганды.

Даже по Трудовому кодексу если первый руководитель уходит в отпуск, то его обязанности исполняет его первый зам. Янаев был первым замом Горбачёва, он был вице-президентом.

«Попытка взять власть дрожащими руками»: российские политики — о действиях ГКЧП в августе 1991 года

В это время миллион коммунистов ничего не делали. Хотя бы 1% вышел бы, 10 тыс. вышли бы сюда — всё. Страна бы сохранилась. Горбачёв бы согласился с действиями ГКЧП, Верховный Совет СССР был бы созван и утвердил бы программу ГКЧП. Программа была великолепной: остановить преступность, раздать землю, снабжать продовольствием, никакого национал-сепаратизма. Всё провалилось из-за того, что испугался чего-то Крючков.

Крючков со всеми вёл переговоры, все ли согласны, кто войдёт в ГКЧП. А поскольку верхушка КПСС все были трусливые, слабовольные, вот он их уговаривал. Потом что-то в нём не сработало. Он бы мог дать команду сбить (самолёт. — RT), в этот день Ельцин возвращался в Москву из Казахстана. Он мог арестовать его в Архангельске. Или прямо в аэропорту встретить и увезти его в Завидово на объекты. И можно было с утра окружить Белый дом и никого туда не пустить, и всю верхушку арестовать. И население на «ура» всё приняло бы, все были бы согласны, все были бы рады. Шумела вот кучка… Они никого не представляли. В Москве тогда было миллионов десять населения. Все шли на работу и все были рады. И в национальных регионах все были рады. Все ждали команды из Москвы. Горбачёв испугался. Через два дня побеждает Ельцин, и он уже переходит в ту команду. Из-за него погибла целая страна. Слабовольный человек.

В итоге оставили от нашей страны огрызок. Под «Лебединое озеро» мы прощались с нашей великой страной.

Поэтому ГКЧП — это прекрасный был день на всю жизнь. Это был праздник. Ну, неужели мы остановим это мракобесие, этот разврат, разрушение? Миллионы людей были бы счастливы, все бы плакали, если бы сохранился ГКЧП.

«Попытка взять власть дрожащими руками»: российские политики — о действиях ГКЧП в августе 1991 года

Руслан Хасбулатов, в 1991 году — первый заместитель председателя Верховного Совета РСФСР:

— Члены ГКЧП возмутились тем, что новый союзный договор, который было намечено 20 августа подписать, приведёт к полному распаду СССР. Это была главная причина создания комитета. К поражению ГКЧП привело много факторов. В частности, решительная позиция Верховного Совета РСФСР, который был немедленно созван на экстренное заседание и объявил войну мятежникам. Несмотря на совершенно обоснованные цели, которые они ставили, сами методы — заговорщицкие, некрасивые — это было неприемлемо ни для меня, ни для Верховного Совета. Вот поэтому мы возмутились. Второе, это массовая поддержка сопротивления ГКЧП всей страной. И третье, надо тут отдать должное, они всё-таки не решились пролить кровь. Если бы дали приказ военным, те бы его выполнили. Эти три фактора не позволили путчистам победить.

Мы жили рядом с Ельциным, я быстро пошёл к нему, встряхнул его. Он был на грани признания того, что мы потерпели поражение. Мне пришлось убеждать его, что надо как-то сопротивляться, драться, предпринимать какие-то действия.

Путч сыграл плохую роль, он надломил основание СССР. У меня самого с ГКЧП цели совпадали, я тоже был недоволен Союзным договором. Назывался новый союз ССГ, а кто позволил Горбачёву менять СССР на новое государство? Фактически со стороны Горбачёва это тоже был никем не санкционированный переворот. Нельзя было действовать таким заговорщицким путём. Но попытку мятежа и сам мятеж я осуждаю. Считаю, что мы тогда действовали совершенно правильно.

Режиссёр Карен Шахназаров:

— Часть партийной элиты чувствовала, что страна потихоньку разваливается и пыталась остановить этот процесс. Они предприняли такую попытку, неумело это сделали, без сверхзадачи. Это только усугубило ситуацию и привело к скорому распаду страны.

Я был в Форосе вместе с отцом, он был тогда помощником Михаила Сергеевича. Я приехал к нему на отдых и нас тоже блокировали, отключили связь. Несколько дней мы были изолированы. Так что о путче я узнал из первых рук. К нам никто не подходил с оружием. Но мы не знали во что это выльется. Однако мы смотрели телевизор и поняли на второй день, что путч опереточный.

В конечном счёте, тот процесс, который проходил, он имел объективный характер. В тот момент вернуть всё обратно было невозможно, или надо было применить вооружённые силы. Но я думаю, что вооружённые силы тоже были не готовы всерьёз стрелять и лить кровь.

Прямо скажем, члены ГКЧП действовали крайне неудачно. У них не было никакого плана.

Если бы путч делали условный Ленин, Сталин и Троцкий, то думаю, что они бы всё сделали. А тут другие люди были, это были партийные чиновники, у которых не было внутренней энергии и убеждённости. Поэтому путч был обречён. Он ускорил агонию, в которой находилась страна.

Насколько это хорошо или плохо, сказать трудно, пока мало времени прошло. Фактически, вернувшись в Москву, Горбачёв уже потерял власть.

«Попытка взять власть дрожащими руками»: российские политики — о действиях ГКЧП в августе 1991 года

Юрий Прокофьев, в 1991 году — Первый секретарь Московского городского комитета КПСС, член ЦК КПСС, в дальнейшем — президент Фонда стратегической культуры:

— У меня есть твёрдое убеждение, что причина создания ГКЧП была одна. Надо было предвосхитить 29-й внеочередной съезд партии, на котором Горбачёва на 100% не избрали бы генсеком. А поскольку к нему отрицательно относился Верховный Совет, то он бы не стал президентом. Вот чтобы предвосхитить эти события, был проведён так называемый путч, который позволил одномоментно ликвидировать партию и изменить общественно-политический строй в стране.

Сейчас всё больше и больше утверждается мнение, что это была хорошо организованная политическая провокация, сравнить её можно только с поджогом рейхстага. Я не входил в состав ГКЧП, но присутствовал на всех его заседаниях кроме первого. И я убеждён, что Горбачёв был в курсе всего этого.

Когда 19 августа утром всё стало широко известно, я в 10 утра собрал совещание партийного актива. 265 человек присутствовало, потом каждого допрашивали, о чём я говорил на собрании. Меня спросили, поддерживать ГКЧП или нет. Я сказал, что если ГКЧП будет действовать в рамках Конституции, то надо поддерживать, если нет, то извините, тогда наша главная задача — это не допустить столкновений армии и населения.

ГКЧП провалился по одной простой причине. С самого начала не собирались брать власть, это абсолютно точно. У меня есть такое предположение, что Владимир Александрович (Крючков. — RT) активно принимал участие в этом, возможно, по поручению Горбачёва, потому что сам надеялся стать руководителем страны.

ГКЧП сыграл в истории отрицательную роль. Эти события позволили одномоментно произвести распад Коммунистической партии и изменение общественно-политического строя. В какой-то степени это напоминает цветные революции. Массы крайне отрицательно относились к Горбачёву и существующему положению в стране. Но им нужен был толчок, в нашей стране этим толчком стал путч. Люди, которые в нём принимали участие, по большей части не знали истинного смысла этого переворота.

«Попытка взять власть дрожащими руками»: российские политики — о действиях ГКЧП в августе 1991 года

Бывший депутат Госдумы Виктор Алкснис, в 1991 году — народный депутат СССР:

— Причиной формирования ГКЧП послужило то, что 20 августа планировалось подписание нового союзного договора, который означал роспуск СССР, потому что большинство республик не собирались его подписывать, а Горбачёв содействовал этому.

Надо признать, что кроме декларации о создании ГКЧП, члены комитета реальных действий не предпринимали. Я поддерживал создание ГКЧП и на протяжении года говорил о необходимости введения чрезвычайного положения в стране с трибуны Верховного Совета СССР, но реально все действия ГКЧП свелись к декларации о том, что он создан, и пожеланиям о том, что он хочет предпринять. Реально ничего сделано не было.

Единственная республика, где победил ГКЧП, была Латвия. Всего лишь 200 человек рижского ОМОНа под руководством майора Млынника полностью взяли под контроль ситуацию в республике, и никаких акций протеста не было. Все разбежались, решили, что ГКЧП — это серьёзно и согласились с его созданием. А вот Верховный Совет РСФСР и Ельцин растоптали союзный центр и фактически нейтрализовали ГКЧП.

Я поддержал ГКЧП, потому что я был сторонником того, что разрушать СССР — это противозаконно и преступно, что это принесёт огромные бедствия, крах экономики, братоубийственные войны и обнищание населения.

Члены ГКЧП ничего не смогли сделать, потому что побоялись предпринимать решительные меры для наведения порядка. Они побоялись брать на себя ответственность. Если бы в Москве был свой майор Млынник, то всё было бы по-другому. ГКЧП — это последняя отчаянная попытка сохранить единую страну, великую Россию. К сожалению, члены ГКЧП так и не начали ничего делать, а сидели и ожидали, что всё само собой получится.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь