В Вашингтоне обеспокоены «ядерной политикой» России, в частности разработкой ею необитаемых подводных аппаратов «Посейдон». Об этом говорится в докладе помощника госсекретаря США Кристофера Форда. Так, он выразил сомнение в том, насколько данное оружие «может быть использовано в соответствии с применимыми международными правовыми нормами». Кроме того, Форд высказал опасения относительно наличия у России комплекса автоматического управления ответным ядерным ударом «Периметр». По мнению экспертов, такие заявления в Вашингтоне выглядят надуманными, поскольку «Посейдон» и «Периметр» — инструменты ядерного сдерживания, обеспечивающие неотвратимость возмездия, и не предназначены для нападения. Аналитики добавляют, что именно США, выйдя из договора по ПРО и других международных соглашений, понизили уровень стратегической стабильности и безопасности в мире.

«Понимание неотвратимости возмездия»: почему в США обеспокоились ядерной доктриной России

Госдеп США обеспокоен «ядерной политикой» России и разработкой ею соответствующих вооружений. Об этом говорится в докладе помощника госсекретаря США по международной безопасности и нераспространению Кристофера Форда. В частности, опасения Форда касаются необитаемых подводных аппаратов «Посейдон».

«Тревожный сигнал — разработка Россией подводных атомных беспилотных аппаратов «Посейдон», которые она, по-видимому, намерена оснастить многомегатонными ядерными боеголовками для пуска через океан в военное время, чтобы затопить американские прибрежные города радиоактивными цунами. Сама оперативная концепция «Посейдона», которая включает в себя чрезвычайно разрушительную боеголовку, посылаемую без возможности её отзыва во время трансокеанского перехода, который может занять несколько дней, ставит серьёзные вопросы о том, в какой степени она может быть использована в соответствии с применимыми международными правовыми нормами и принципами», — говорится в докладе.

О разработке «Посейдона» и других новейших систем вооружения президент России Владимир Путин впервые объявил в марте 2018 года в послании Федеральному собранию. Тогда глава государства сообщил, что эти беспилотники могут быть оснащены как обычными, так и ядерными боеприпасами и будут способны уничтожать объекты инфраструктуры противника, корабельные группировки и другие цели.

«Понимание неотвратимости возмездия»: почему в США обеспокоились ядерной доктриной России

Обеспокоенность США вызвала и российская система ядерного возмездия «Периметр».

«Если допустить, что эта система действительно существует и функционирует так, как сообщалось, то в случае её введения в действие высшим командованием в кризисное время «Периметр», вероятно, автоматически запустил бы ядерный арсенал страны, если бы обнаружил ядерные взрывы в России, и его «компьютерный мозг» не смог бы после этого установить связь с Генштабом», — пояснил Форд.

Он выразил сомнение, что можно оправдать какими-либо аргументами существование такой системы.

Решение Вашингтона оснащать межконтинентальные баллистические ракеты тактическими ядерными боезарядами повышает риск ядерного…

«У всех, кого волнует нравственный аспект ядерного оружия, «Периметр», безусловно, вызывает тревожные вопросы. Может ли Россия оправдать «Периметр» как нечто большее, чем просто мстительное и варварски искажённое средство апокалиптического возмездия? Похоже, России предстоит многое объяснить», — заявил помощник госсекретаря.

Напомним, созданный в СССР комплекс автоматического управления ответным ядерным ударом «Периметр» получил на Западе название «Мёртвая рука». Информации об этой системе в открытом доступе практически нет. Долгое время было неизвестно, существует ли она на самом деле. Но в 2011 году командующий РВСН Сергей Каракаев в интервью «Комсомольской правде» подтвердил факт её наличия у РФ. По его словам, «Периметр» находится на боевом дежурстве.

По данным СМИ, в случае ядерного нападения на РФ и уничтожения командных пунктов и центров принятия решений система «Периметр» сможет самостоятельно или с минимальным участием человека нанести по агрессору ответный удар. 

Угроза существованию государства

Обеспокоенность Кристофера Форда также вызвали положения российской ядерной доктрины об условиях применения ЯО.

Напомним, в указе «Об Основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания», который президент РФ Владимир Путин подписал 2 июня 2020 года, говорится, что Россия может применить ЯО только в ответ на атаку ядерным оружием или другими видами оружия массового поражения, а также в случае агрессии против неё с использованием обычных вооружений, «когда под угрозу поставлено само существование государства».

Денонсация договора СНВ-3 откроет для США дорогу к бесконтрольному наращиванию своих стратегических вооружений, что может поставить…

В своём докладе Форд уделил особое внимание пункту, в котором говорится, что «поступление достоверной информации о старте баллистических ракет, атакующих территории Российской Федерации и (или) её союзников», является одним из условий, определяющих «возможность применения Российской Федерацией ядерного оружия».

При этом Форд утверждает, что в этой части документа речь, вероятно, идёт о баллистической ракете, вне зависимости от того, какая боеголовка на ней установлена — ядерная или нет. Кроме того, обеспокоенность чиновника Госдепа вызвал тот факт, что российская доктрина не учитывает условий возможной атаки, например куда направлена такая ракета — на населённые пункты или на безлюдную местность.

Как отметили в своей статье для газеты «Красная звезда» начальник управления Главного оперативного управления Генерального штаба Вооружённых сил РФ Андрей Стерлин и ведущий научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Военной академии Генерального штаба ВС РФ Александр Хряпин, Россия в своей доктрине действительно не проводит различия между баллистическими ракетами с ядерным и обычным боезарядом.

По их словам, при фиксировании запуска баллистической ракеты с территории вероятного противника в сторону РФ у российского командования не будет возможности определить, какой боезаряд на ней установлен.

«Сам факт старта баллистической ракеты будет зафиксирован системой предупреждения о ракетном нападении. При этом не будет возможности определить тип её оснащения (ядерное или неядерное). Поэтому любая атакующая ракета будет позиционироваться как ракета с ядерным оснащением. Информация о старте ракеты в автоматическом режиме будет доведена до военно-политического руководства России, которое в зависимости от складывающейся обстановки определит масштаб ответных действий ядерных сил», — говорится в статье, опубликованной в августе 2020 года.

По мнению экспертов, позиция российского Генштаба абсолютно оправданна.

«Мы не можем знать, какая боеголовка установлена на ракете, летящей в нашу сторону. Поэтому лучше в нашу сторону не пускать баллистические ракеты вообще. Смысл доктрины именно в этом: потенциальный агрессор должен понимать, что получит в ответ непоправимый ущерб», — пояснил в беседе с RT научный сотрудник Дипломатической академии МИД РФ Вадим Козюлин.

«Оружие не для войны»

Как напоминают эксперты, в российской доктрине чётко указано, что ядерное оружие является фактором сдерживания.

«Ядерное сдерживание направлено на обеспечение понимания потенциальным противником неотвратимости возмездия в случае агрессии против Российской Федерации и (или) её союзников», — говорится в документе.

В связи с этим аналитики выразили недоумение по поводу вопроса Кристофера Форда о том, может ли «Посейдон» и другие подобные системы соответствовать международному праву. По их словам, эти вооружения призваны удерживать противника от нападения на Россию, их цель — предотвратить войну. 

«Посейдон» задуман или будет частью системы «Периметр». Это система возмездия, а не нападения. Поэтому говорить о международном праве здесь уже не приходится. «Мёртвая рука» вступает в действие, когда уничтожена фактически вся страна. И это будет автоматический ответ на уничтожение России со всеми её вооружёнными силами, промышленными предприятиями и городами. «Посейдон» не предназначен для локальных конфликтов, где действует международное гуманитарное право», — сказал Вадим Козюлин.

«Понимание неотвратимости возмездия»: почему в США обеспокоились ядерной доктриной России

Такой же точки зрения придерживается и военный эксперт, полковник в отставке Виктор Литовкин.

«Пусть не создают такую ситуацию, чтобы было военное время. Ведь «Посейдон», как и «Буревестник» (крылатая ракета неограниченной дальности. — RT), предназначен для сдерживания вероятного агрессора — и ни для чего больше. Для защиты, не для нападения. Если США и НАТО на нас нападать не собираются, если у них таких планов нет, то им бояться незачем», — отметил в интервью RT Литовкин.

В свою очередь, Вадим Козюлин подчеркнул, что военную напряжённость, в том числе в ядерной сфере, сегодня создают сами США. России же приходится реагировать на их действия.

«Когда США вышли из договора по ПРО и стали разворачивать ПВО по периметру России, нарушая тем самым ядерный паритет, — это был деструктивный шаг. В условиях, когда американский военный бюджет несопоставимо больше российского, России приходится искать пути асимметричного ответа на подобные угрозы», — отметил аналитик.

При этом Козюлин акцентировал внимание на том, что РФ всегда придерживается международного права.

«Россия неоднократно подтверждала это: мы соблюдаем законы, в частности Женевскую конвенцию. Но «Периметр» или «Посейдон» — это оружие не для войны, как и баллистические ракеты с ядерной боеголовкой. Это как раз то оружие, которое должно не допустить глобальной войны», — заключил аналитик.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь