Жителю села в Нижегородской области Геннадию Толченкову грозит до семи лет лишения свободы за незаконную вырубку леса в особо крупном размере. Сам мужчина говорит, что занимался сбором валежника — это разрешено с 2019 года. Полицейские изъяли у крестьянина трактор и грузовик, лишив Толченкова возможности доставлять корм для скота. Следователь считает, что селянин «осознавал общественную опасность своих действий» и нанёс ущерб почти 180 тыс. рублей. RT выяснял, как обычный житель сельской глубинки оказался злостным преступником, какой валежник можно собирать, а за какой вполне реально отправиться в тюрьму.

«Либо разорение грозит, либо тюрьма»: селянин стал фигурантом уголовного дела за незаконный сбор валежника

Геннадий Толченков живёт в селе Зверево Гагинского района Нижегородской области. Сотовая связь тут работает с перебоями, а интернета не было вообще никогда. Поэтому о нюансах законодательства относительно сбора валежника местным приходится узнавать из третьих рук.

— В мае прошлого года я пошёл к нашему леснику Алексею Блохину, чтобы оплатить сбор валежника, — рассказал RT Геннадий Толченков. — Пару лет назад в наших краях ураган был, и по лесам валяется много упавших деревьев. Я хотел забрать несколько стволов, чтобы сделать из них на участке сарай. Валежник я уже давно не собираю — к нам как семь лет назад газ провели, так надобность в дровах отпала. Помню, что последний раз, в начале 2010-х годов, я платил несколько тысяч за валежник. А тут лесник говорит, что и не надо больше ничего платить — валежник можно бесплатно собирать. Спросил только меня, где я брать буду. И ещё лесник попросил потом пеньки все в кучу собрать.

— Где вы пилили валежник?

— По краю леса, около дороги от Сунгулово в Какино. Попилил и попилил. Всё лето ко мне не было никаких вопросов. А в ноябре мне ещё валежник понадобился — я уже не стал отдельно ходить к леснику, сразу поехал на то же место и ещё забрал несколько упавших стволов. 19 ноября ко мне приехала полиция. Спросили: «Где пилил, где взял?» Я отвёл их на место, показал вывороченные бурей корни. Тут мне и заявляют, что валявшиеся стволы к валежнику не относятся.

— Почему?

— А шут их знает. Вроде потому, что хвоя ещё не осыпалась вся. Она хоть и пожелтела, но на ветках ещё держалась.

Что такое валежник

Собирать в лесу валежник без оформления разрешения в России можно с 1 января 2019 года. Соответствующий федеральный закон — парламентарии называли его «абсолютно народным» — приняли ещё весной 2018-го.

Но вскоре выяснилось, что в законе есть подводные камни. Во-первых, не каждое упавшее дерево можно считать валежником. Во-вторых, не каждый даже признанный валежником ствол можно просто забрать для своих нужд. Регионы начали вводить у себя собственные дополнительные правила: где-то надо вести учёт собранного валежника до его вывоза из леса, где-то запретили использовать для сбора валежника пилу, а где-то стволы надо нарезать на метровые куски. Достаточно один раз нарушить правило, чтобы стать незаконным лесорубом. Например, в начале 2020 года на Кубани судили сироту за то, что он попилил упавшее дерево, перегораживавшее проход к школе. К счастью, молодого человека оправдали. Теперь в тонкостях Лесного кодекса разбирается Геннадий Толченков.

Председатель правительства России Михаил Мишустин подписал постановление об ужесточении ответственности за незаконный вывоз…

В приказе Минприроды о правилах сбора недревесных лесных ресурсов написано расплывчато: «При заготовке валежника осуществляется сбор лежащих на поверхности земли остатков стволов деревьев, сучьев, не являющихся порубочными остатками в местах проведения лесосечных работ и (или) образовавшихся вследствие естественного отмирания деревьев, при их повреждении вредными организмами, буреломе, снеговале, и других природных явлений».

В комитете Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию написали целую инструкцию с картинками для тех, кто хочет собирать валежник. Если коротко, то валежник — это лежащие на земле стволы мёртвых деревьев без листьев, хвои и других признаков того, что в растении всё ещё происходит сокодвижение. Если у дерева уже начала отслаиваться кора, древесина потемнела, появились гниль, плесень, мох, завелись насекомые-вредители — это означает, что оно мертво. При этом, если дерево или его остатки лежат на лесосеке (на месте вырубки) или вдоль лесовозной дороги, называть его валежником и свободно забирать нельзя. То же самое касается сухостоя: мёртвое, но не упавшее на землю дерево валежником не является. 

В конце инструкции сенаторы добавили, как оказалось, весьма актуальное предупреждение: «Незнание правильного толкования понятия «валежник» и правил его сбора может привести к административной и даже уголовной ответственности».

«Желал наступления общественно опасных последствий»

Геннадию Толченкову грозит штраф от одного до трёх миллионов рублей или лишение свободы на срок до семи лет — действия селянина подпадают под ч. 3 ст. 260 УК РФ (незаконная рубка лесных насаждений в особо крупном размере). В МВД посчитали, что Геннадий нанёс имущественный ущерб на 179 471 рубль.

«Толченков собрал не все подряд деревья, а выбрал самые лучшие. Валежник — это дерево, потерявшее ценность. Свежий ветровал можно ещё продать, поэтому мы против сбора деревьев, упавших недавно», — объяснили RT в Бутурлинском лесничестве, в чьём ведении находится участок, где селянин собрал древесину.

В межмуниципальном отделе МВД России «Большеболдинский» комментировать дело Геннадия Толченкова отказались, сославшись на то, что расследование ещё не закончено. RT ознакомился с постановлением о возбуждении уголовного дела. В нём старший следователь О.А. Ганина подробно объясняет, за что привлекают селянина. Толченков, по версии следствия, ехал за древесиной «незаконно, без соответствующего на то разрешения, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно опасных последствий и желая их наступления». В полиции считают, что Толченков выкорчёвывал деревья своим трактором, а потом пилил их под видом валежника.

У безработного тракториста Игоря Палина в селе Солоды Пермского края вырос мак. Он решил его не выбрасывать, а использовать для…

«Да как же это можно? — удивляется Геннадий. — У моего трактора всего 40 сил, он никогда толстое дерево повалить не сможет. Да и видно же, что я привёз не зелёные стволы, а уже засыхающие».

Трактор у Геннадия забрали — для проведения экспертизы. Уже два с половиной месяца машина стоит у отделения, засыпанная снегом. Изъяли и старый грузовик Толченкова.

«У меня скотина осталась: две коровы, бык, поросята. Мне их кормить надо. Я раньше корм от амбара на тракторе возил. А сейчас как? Пока добрые люди помогают, но нельзя же бесконечно чужой помощью пользоваться. У меня 25 декабря даже суд был — я потребовал от полиции вернуть трактор. Но суд мне отказал, — жалуется Толченков. — Лучше бы оставили, как раньше было: платишь деньги — получаешь официальную бумагу с печатью и пилишь смело. А теперь с бесплатным валежником мне либо разорение грозит, либо тюрьма».

Примечательно, что столь сложные правила сбора валежника, по мнению экспертов, не совсем согласуются с тем, что действительно важно для сохранения лесов. 

«Упавшее дерево представляет пожарную опасность. Ствол на земле быстро становится рассадником насекомых, — объяснил RT замдиректора по науке Института лесоведения РАН Андрей Сирин. — Санитарную очистку лесов лучше проводить сразу. Поэтому с точки зрения здравого смысла надо разрешить людям забирать любые деревья, упавшие естественным образом».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь