Врач-невролог Эмилия Гречаник, которую казахские националисты заставили записать видео с извинениями за то, что она говорит на русском языке, готовит обращение на имя президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева. Женщина рассказала RT, что хочет добиться наказания для блогера Куата Ахметова и его соратников, которые подвергли её травле и угрожали, требуя просить прощения у казахского народа. Недавно блогер выложил в сеть ролик с записью разговора с Гречаник и опубликовал номер её рабочего телефона.

«Это была травля»: пострадавшая от казахских националистов рассказала RT о преследовании за общение на русском языке

58-летняя Эмилия Гречаник — врач-невролог с 30-летним стажем — всю жизнь прожила в Казахстане. Её родители приехали сюда ещё во времена СССР по распределению. Мать работала врачом, отец — нефтяником. Сама Эмилия окончила здесь среднюю школу, Алма-Атинский государственный медицинский институт (сейчас это Казахский национальный медицинский университет имени Асфендиярова).

Последние несколько лет Гречаник работает врачом-экспертом в отделе медико-социальной экспертизы города Атырау. По её словам, она всегда считала Казахстан своей родиной и никогда не думала, что может подвергнуться травле только за то, что говорит на русском языке.

Эмилия Гречаник рассказала RT, как стала жертвой казахских националистов.

— Эмилия Ильинична, сначала расскажите немного о себе. Сколько лет вы живёте в Казахстане и как оказались в этой стране?

— Мои родители — одесситы, а сама я родилась в Москве. Мама приехала в Казахстан по распределению после института. Она была первым врачом-неврологом в регионе, до неё врачей, специализировавшихся в этой области, не было. Позже к ней приехал и папа — по профессии он нефтяник. И мы всегда жили здесь. Я училась здесь, окончила школу, получила высшее образование в медицинском институте в Алма-Ате. Сейчас я работаю и живу в городе Атырау, у меня много друзей разных национальностей.

— Расскажите, когда вас начали преследовать?

— Всё началось год назад, когда по служебному телефону ведомства обратилась женщина на казахском языке. Она ко мне обращается на казахском, я ей отвечаю на русском. Она понимает, о чём я говорю. И я понимаю, что она у меня спрашивает. Я попросила сказать цифры идентификационного номера. В ответ, тоже на чистом русском языке, она мне начала делать внушение, где я живу и что я должна говорить на казахском. Я в конце не выдержала и положила трубку.

— Потом запись этого разговора попала к блогеру Куату Ахметову и он тоже стал вам звонить? 

— Да, позвонил этот Куат. Тогда я понятия не имела, кто он такой. Он стал мне выговаривать, где я вообще живу, по какому праву я на русском языке общаюсь и что я не имею права работать и должна извиниться. Я стала спрашивать: «Хорошо, вы говорите, мне нужно извиниться, но на каком языке?» Он потребовал это сделать на казахском. Потом он начал оказывать давление, угрожать обратиться в Генпрокуратуру и выложить в сеть все мои личные данные.

— Вы сразу согласились записать видео с извинениями?

— Я долго сопротивлялась внутри, потом говорю: «Ну ладно, что теперь делать». Естественно, меня вынудили это сделать.

— Как ваше руководство отреагировало на этот скандал?

— Возможно, Ахметов написал жалобу в госорганы о несоблюдении закона о языке, мне вынесли выговор и в течение шести месяцев его с меня не снимали. Из-за этого я не получила премиальных.

— После того как Ахметов опубликовал ваш номер телефона, вам поступало много звонков от его подписчиков?

— Я тогда хотела уйти с работы. Звонили часто. Сказала себе: «Я вообще трубку не буду брать». Хотя я по работе с людьми общаюсь, со своими пациентами. Веду разъяснительную работу. А они звонили и задавали вопросы: «Правда ли то, что в интернете опубликовано? На каких языках вы работаете?» Им отвечали, что мы на двух языках работаем, потому что страна-то многонациональная.

— За 30 лет вашей работы бывали случаи, когда вы не смогли оказать помощь пациенту из-за незнания казахского языка?

— Нет, все получают помощь. У меня нет такого, чтобы я людей различала по национальности. Когда вот это всё произошло, мне стали звонить мои пациенты и спрашивать: «Эмилия Ильинична, что случилось у вас? Мы увидели ролик».

И мне больно, потому что я по натуре человек достаточно интернациональный. Мне неважно, кто какого рода-племени. Страшно, что людей сталкивают лбами.

— Какие чувства вы испытывали в тот период?

—  Это была травля. Я не боюсь это говорить. Мне было тяжело, и я буду обращаться в правоохранительные органы, буду писать обращение на имя главы государства, потому что я считаю, что это ненормально.

Как выяснил RT, кроме блогера Куата Ахметова, Гречаник звонила его последовательница Руза Бейсенбай из Павлодара.

Во время разговора она в ультимативной форме требовала принести извинения всему народу Казахстана: «Не попросите извинения, будем по-другому поступать. Мы с повестки дня не будем снимать, пока вы это не сделаете. Вы должны попросить извинения либо у казахского народа, либо у этой женщины, либо вы не должны работать». RT ознакомился с записью этого разговора. Также Руза угрожала Эмилии, что и спустя год не оставит её в покое и «будет следить за ней».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь