В колонии-поселении №22 в Новосибирской области осуждённые женщины клеят кукольные домики в подарок детям-сиротам, а также своим детям, которые ждут возвращения мам из заключения. Для них это одна из немногих возможностей позаботиться о собственном ребёнке. Картонная мебель, вязанные крючком ковры и обои из цветной бумаги напоминают авторам поделок об их домах, где они жили раньше и куда вернутся после отбытия наказания.

Комната из прошлой жизни

Анна провела в колонии-поселении №22, расположенной в 50 км от Новосибирска, почти год, впереди еще полтора. К такому сроку суд приговорил её за кражу (ч. 2 ст. 158 УК РФ). Все женщины, которые отбывают здесь наказание, осуждены за умышленные преступления небольшой и средней тяжести.

На свободе у Анны осталась девятилетняя дочь Алёна, которую за всё это время она не виделась лично — они общаются только по видеосвязи. Анна не стала рассказывать ребёнку о том, где она живёт на самом деле. 

«Всей правды о том, где я нахожусь, мой ребенок не знает, она считает, что мама в длительной командировке. Сейчас дочь находится с бабушкой: моя мама взяла на себя ответственность за её воспитание. Лично мы не встречаемся, но у нас есть возможность общаться по телефону, по видеосвязи. Дочка очень часто говорит, что скучает по мне. Ей меня не хватает», — рассказывает RT Анна.

Она говорит, что в начале срока самым большим её страхом было потерять связь с Алёной. Однако Анна боится высылать родной дочери кукольные домики и другие поделки, опасаясь, что девочка подумает, что она не в рабочей поездке. Поэтому Анна стала делать поделки для детей из сиротских учреждений, которые вовсе лишены родительской заботы.

Вместе с другими участницами местного кружка декоративно-прикладного творчества «Колорит» Анна вяжет носки, шарфы и пинетки, которые руководство колонии передаёт детям из малообеспеченных семей и малышам из дома малютки.

«Больше всего в колонии мне не хватает самого малого: проснуться утром, услышать топоток, когда прибегает ребёнок, залезает к тебе в кровать, обнимает и говорит: «Доброе утро», — рассказывает женщина.

«Дочь не знает, где я»: заключённые колонии под Новосибирском мастерят кукольные домики для детей-сирот

Первая миниатюрная комната, которую склеила Анна, – почти точная копия её собственной спальни, в которой она когда-то жила.

Потом она сделала ещё одну комнату — гостиную в синих тонах. Совсем скоро в этих жилищах поселятся куклы: игрушечные комнаты уже ждут в детских садах, куда передают самые удачные модели.

Анна мечтает, что после освобождения из колонии она, наконец, достроит свой собственный, настоящий дом, где будет жить с семьёй.

Кастрюля из картона

Ещё одна участница кружка Елена говорит, что работа руками помогает ей отвлечься в ожидании возвращения к семье. Её срок заключения должен закончиться в 2023 году, но она надеется освободиться условно-досрочно.

«Дочь не знает, где я»: заключённые колонии под Новосибирском мастерят кукольные домики для детей-сирот

«Я начала заниматься рукоделием еще на воле и когда приехала сюда, обрадовалась, что здесь есть такой кружок и возможность развиваться творчески, заниматься любимым делом. Я часто встречаюсь здесь с женщинами, которые хотят научиться рукоделию, мы общаемся и учимся друг у друга. Под Новый год мы участвовали в конкурсе на лучшую новогоднюю игрушку и заняли третье место среди колоний Новосибирской области», — рассказывает Елена, показывая свои работы.

Одну из самых больших и детальных комнат — кухню — она сделала с подругами из кружка. Овощи, хлеб и другие продукты они смастерили из полимерной глины, кастрюльки и сковородки — из картона, некоторые детали, например, миниатюрные столовые приборы, Елена привезла с собой в колонию, купила их в магазине для рукоделия.

Дома её ждут супруг, 19-летняя дочь и двое сыновей 13 и 16 лет, которые знают, где находится их мама.

«Дочь не знает, где я»: заключённые колонии под Новосибирском мастерят кукольные домики для детей-сирот

«Перед приездом сюда, я села и поговорила с детьми, рассказала, почему я еду в колонию. Они понимают и ждут с нетерпением моего возвращения. Каждый день я представляю, как прихожу домой, как мы с детьми будем гулять на выходных в парке, ходить в кино и театры. Раньше мы часто ходили в зоопарк. Мне не хватает наших ежедневных бесед, когда дети рассказывают, как прошёл их день. Конечно, мы общаемся по телефону, но это всё равно не то», — говорит собеседница.

О том, что видеозвонки не могут заменить живого общения с ребёнком, рассказывает и Яна. Она выросла в детском доме, куда попала ещё в пятом классе. Сегодня без мамы вынужден жить уже её сын.

«Он взрослый, поэтому скрывать не стоило, он знает, где я нахожусь. Зачем обманывать? Он ждёт, когда я приеду и заберу его. Я звоню ему каждый день после работы, но хотела бы его обнять и поцеловать и поскорей бы воспитывать дальше» , — рассказывает она.

«Дочь не знает, где я»: заключённые колонии под Новосибирском мастерят кукольные домики для детей-сирот

Первой поделкой Яны стал макет самолёта, который она сделала перед Днём Победы, когда приехала в колонию №22 после карантина. После этого женщина стала вязать пинетки и носочки для малышей из сиротских учреждений.

Перед новым годом она смогла сделать сюрприз и своему сыну: увидеться с ним вживую и передать сладкий подарок, который купила на зарплату.

RT выражает благодарность за помощь в подготовке материала Студию кабельного телевидения колонии-поселения №22, в которой осуждённые осваивают азы тележурналистики. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь